3 Июля 2010

Об эволюционном происхождении человеческой логики

В наше время ряд исследователей ставят вопрос о настоятельной необходимости изучения проблемы возникновения человеческой логики в ходе биологической эволюции. В частности, развернутое обоснование важности исследования этой проблемы дает В.Г. Редько. В своей книге «Эволюционная кибернетика» (2001) он отмечает: «Проблема принципиальной способности познавать природу - фундаментальная гносеологическая проблема, и она должна быть проанализирована настолько глубоко, насколько это возможно. Логика (в общем смысле: дедуктивная и индуктивная) - наиболее четкая часть «чистого разума», так что наиболее интересная задача, которая должна быть исследована, может быть поставлена в следующей форме: как и почему в процессе биологической эволюции возникли логические системы, обеспечивающие научное познание природы? Для понимания процесса возникновения логики и осмысления того, как и почему в этом процессе появились логические формы, обеспечивающие познание природы, имеет смысл построить модельную теорию эволюционного происхождения человеческой логики» (В.Г. Редько, 2001). В.Г. Редько подчеркивает, что анализ «интеллектуальных изобретений» биологической эволюции и построение теории происхождения логики представляет собой очень интересную и практически нетронутую область для теоретических исследований. По его словам, стремление к естественно-научному обоснованию теории познания, к упрочнению фундамента науки могло бы быть мощным стимулом к исследованию эволюции наиболее интересных, интеллектуальных свойств биологических организмов. «В то время как математическая логика дает ответы на вопросы: «Каковы правила человеческой логики?» и «Как использовать правила логики?», - аргументирует В.Г. Редько, - рассматриваемая здесь пока чисто умозрительно теория происхождения логики могла бы дать ответы на более глубокие вопросы: «Почему правила человеческой логики таковы, каковы они есть?» и «Почему правила логики могут корректно использоваться?» (В.Г.Редько, 2001). «Итак, - резюмирует В.Г. Редько, - есть благородная задача - исследовать процесс эволюционного происхождения интеллекта, и попытаться разобраться, как в этом процессе возникли логические формы, обеспечивающие научное познание природы. Исследования в этом направлении могли бы способствовать естественно-научному обоснованию теории познания и упрочнению фундамента науки» (В.Г. Редько, 2001).

В поисках биологических корней формальной логики некоторые ученые акцентируют внимание на существовании определенного сходства между дедуктивным выводом как важным компонентом этой логики и условным рефлексом, открытом И.П. Павловым. Сам В.Г. Редько, не настаивая на том, что дедуктивное мышление возникло из условно-рефлекторных связей, также отмечает это сходство. В той же книге «Эволюционная кибернетика» (2001) он пишет: «...Выработку условного рефлекса можно рассматривать как происходящий в нервной системе животного элементарный вывод - «Если за условным стимулом следует безусловный, а безусловный стимул вызывает определенную реакцию, то условный стимул также вызывает эту реакцию» - дальний предшественник одной из основных формул дедуктивной логики: «Если из А следует В и из В следует С, то из А следует С» (В.Г. Редько, 2001). Об аналогии между условным рефлексом и формальной логикой В.Г. Редько пишет также в статье «На пути к моделированию когнитивной эволюции» (Материалы ХV международной конференции по нейрокибернетике, Ростов-на-Дону, 2009): «Перейдем от математики к собаке, у которой вырабатывают классический условный рефлекс. В памяти собаки формируется связь «за УС должен последовать БС» (УС - условный стимул, БС - безусловный стимул). Когда после выработки рефлекса собаке предъявляют УС, то она, «помня» о хранящейся в ее памяти «записи» УС→БС, делает элементарный «вывод» (УС, УС→БС) =›БС и ожидаемое появление БС. Конечно, применение правила modus ponens (чисто дедуктивное) математиком и индуктивный «вывод», который делает собака, явно различаются. Но можем ли мы думать об эволюционных корнях логических правил, используемых в математике? Да, вполне можем - умозаключение математика и индуктивный «вывод» собаки качественно аналогичны. При этом результат эволюции - правила логического вывода, используемые в математике, -  известны и достаточно хорошо формализованы» (Редько, 2009, с.154).

В настоящее время трудно сказать, насколько справедлива гипотеза о возникновении дедуктивного вывода из условных рефлексов. Ситуация здесь может проясниться только после продолжительных нейрофизиологических исследований, которые покажут биологическую специфику дедуктивных умозаключений, механизмы их реализации на уровне нервных клеток (нейронов) и то общее, что есть между ними и условно-рефлекторными связями. Эволюционные основы человеческой логики можно исследовать другим путем и на совершенно другом материале. Этим материалом могут и должны быть исследования, преследующие цель обнаружить у разных видов животных способность к индуктивному обобщению и аналогии. Как заметил в свое время Р.Л. Грегори в книге «Разумный глаз» (2003), «мы вправе сказать, что дедукция небиологична, поскольку ее не могло быть до появления формального языка. В связи с этим чрезвычайно заманчива мысль об индуктивной природе процесса решения проблем, который сопровождает работу воспринимающего мозга...» (Грегори, 2003, с.204).

Исследованием интеллекта животных, характерных особенностей их психики, благодаря которым они способны решать возникающие перед ними задачи, занимается этология. Эта наука, как и другие научные дисциплины, не развивалась прямолинейно, открывая все новые и новые факты интеллектуальной деятельности животных. В отдельные периоды, когда доминирующим был взгляд о наличии резкой грани между психикой человека и животных, этология не могла похвалиться большим количеством новых результатов. Не будет ошибкой сказать, что ситуация изменилась лишь в последнее время, когда ученые стали преодолевать этот взгляд. По словам З.А. Зориной и И.И. Полетаевой, авторов книги «Элементарное мышление животных» (2002), «проблемы мышления до недавнего времени практически не были предметом отдельного рассмотрения в пособиях по поведению животных, высшей нервной деятельности, а также зоопсихологии. Если же авторы затрагивали эту проблему, то старались убедить читателей в слабом развитии их рассудочной деятельности и наличии резкой (непроходимой) грани между психикой человека и животных. К.Э. Фабри, в частности, в 1976 году писал: «Интеллектуальные способности обезьян, включая антропоидов, ограничены тем, что вся их психическая деятельность имеет биологическую обусловленность, поэтому они не способны к установлению мысленной связи между одними лишь представлениями и их комбинированием в образы» (Зорина, Полетаева, 2002, с.17).

1

  1. Алексей,

    Дело с животными напоминает устройства компьютеров с ограниченными программами - рефлексами, конечно есть память но не контролируемая им, у животных рефлексы и органы ввода действуют на одном уровне. У нас всё выглядит иначе любые поступающие сигналы от органов чувств не сразу обрабатываются рефлекторными действиями а процесс обработки проходит по разнообразным программам то есть у нас людей есть само-программирующая - обучающая программа, которая может соединять рефлекторные сигналы в единое действие, то есть очень сложная система которая может запускать множество программ, ведь математиками мы не рождаемся а становимся то есть создаём-программируем математическую программу. Вообще самое главное это долговременная память, найдите её биофизики.

Оставьте комментарий!

Не регистрировать/аноним

(Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.)

Комментатор/хотите зарегистрироваться

(Для регистрации укажите пароль и свой действующий email. Связка email-пароль позволяет вам комментировать и редактировать данные в вашем персональном аккаунте, такие как адрес сайта, ник и т.п. Письмо с активацией придет в ящик, указанный при регистрации.)

(обязательно)