12 Июля 2010

Аналогии в области музыкального творчества

Рассматривая историю научных идей, мы отмечали, что эмпирической базой ученого, изучающего эту историю, являются тексты прошлого - книги, журнальные статьи, эпистолярное наследие (переписка), рукописи и черновики, автобиографические очерки и воспоминания. Это в равной степени относится и к специалистам, изучающим историю музыки, историю музыкальных произведений. Некоторые из них, подобно историкам науки, отмечали факт отсутствия во многих исторических источниках информации о том, как был создан тот или иной интеллектуальный продукт. На этом основании делался вывод о невозможности знать подлинную историю различных произведений искусства. Так, например, М.Е. Тараканов в статье «Замысел композитора и пути его воплощения» (сборник статей «Психология процессов художественного творчества», Ленинград, 1980) указывает: «Творческий процесс в музыке протекает столь извилистыми путями, настолько различен у разных композиторов, настолько велика в нем роль множества привходящих вещей, что исследователь не может претендовать на лучшее, нежели на обрисовку более или менее правдоподобной картины, обладающей некоторой степенью вероятности - на большее могут отважиться лишь заядлые оптимисты, к каковым я себя причислить не могу. Слишком уж подавляюще велика в процессе создания музыки мера непознаваемого» (Тараканов, 1980, с.127). «...Высказывания самого автора о своем труде, - поясняет М.Е. Тараканов, - в лучшем случае могут лишь намекнуть на то, как развивался творческий процесс, какие этапы он проходил, но не представить такой процесс с достаточно высокой степенью достоверности. Еще труднее восстановить ступени сложения шедевра, если такого рода высказываний нет или если в них имеются существенные пробелы» (там же, с.130). Эти мысли М.Е.Тараканова заставляют нас вспомнить Д. Пойа, который в книге «Математика и правдоподобные рассуждения» (1975) писал: «Я не могу рассказать подлинную историю того, как происходило открытие, потому что этого в действительности никто не знает. Однако я попытаюсь придумать правдоподобную историю того, как открытие могло произойти» (Пойа, 1975, с.16). Возникает также ассоциация с рассуждениями М. Тринга и Э. Лейтуэйта, которые в книге «Как изобретать» (1980) констатировали: «Редко удается проследить путь творческой мысли великих изобретателей: они по большей части были людьми замкнутыми и не рассказывали о ходе своих рассуждений даже в письмах. Поэтому их биографам не остается ничего другого, как основываться на их изобретениях или же на собственных догадках» (М. Тринг, Э. Лейтуэйт, 1980, с.46).

Необходимо вновь подчеркнуть, что если историк не пожалеет времени и сил на то, чтобы рассмотреть как можно больше исторических документов, то обнаружит факт, который с лихвой компенсирует все его труды: источников, позволяющих понять (реконструировать) историю продуктов творчества, гораздо больше, чем документов, закрывающих путь к такому пониманию и к такой реконструкции. В наше время высказывания ряда авторов о низкой ценности исторических источников могут свидетельствовать лишь о том, что в их поле зрения чаще всего попадали документы, не содержавшие информацию, необходимую для достоверного описания событий прошлого. Анализ богатой электронной литературы по истории искусства (и музыки), представленной в Интернете, дает нам право заявить: роль аналогии (заимствования и транспонирования) в музыкальном творчестве столь же колоссальна, как и в области науки. Одним из первых ценность переноса (аналогии) в музыке отметил Р.Х. Зарипов в книге «Машинный поиск вариантов при моделировании творческого процесса» (1983). «Заимствование и последующая трансформация (варьирование) музыкальных тем при сочинении музыкальных произведений, - пишет он, - не являются плагиатом в широком понимании этого слова. Многие композиторы сознательно использовали в своих сочинениях известные мелодии, большей частью мелодии народных песен. Например, мотив «Чижика» в арии царя Додона из оперы Римского-Корсакова «Золотой петушок» или тема «Во поле береза стояла» - в симфонии Чайковского» (Зарипов, 1983, с.96). Именно на материале музыкальных сочинений Р.Х. Зарипов пришел к выводу о том, что интуиция может быть описана как процесс, основанный на аналогии (транспонировании). «...Мы хотим показать на ряде конкретных примеров, - подчеркивает Р.Х. Зарипов, - что значительная часть интуитивных актов, составляющих творческий процесс, представляет собой неосознанное или не вполне осознанное использование повторяющихся алгоритмизируемых процедур. Такой процедурой - на наш взгляд, она занимает весьма большое место в творческом процессе - является перенос некоторой фиксированной структуры при варьировании ситуаций» (там же, с.13). Развивая эту мысль Р.Х. Зарипова, мы можем сказать, что в творчестве таких великих композиторов, как Бах, Моцарт, Бетховен, Чайковский, нет ничего таинственного и непознаваемого. Работая над своими шедеврами, они широко использовали мелодии, заимствованные из произведений своих коллег или фольклора, преображая эти мелодии под влиянием стремления к новизне и гармонии. Когда требовалось уйти с проторенных путей, найти совершенно новые сочетания звуков, они применяли вездесущий метод проб и ошибок, экспериментировали со звуками (нотами), как экспериментирует ученый, пробуя, ошибаясь, но, тем не менее, медленно продвигаясь вперед. Однако в данной работе мы не можем уделить много внимания этому методу экспериментирования (методу проб), поэтому сосредоточимся на произведениях, в которых ключевую роль играла аналогия.

Оставьте комментарий!

Не регистрировать/аноним

(Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.)

Комментатор/хотите зарегистрироваться

(Для регистрации укажите пароль и свой действующий email. Связка email-пароль позволяет вам комментировать и редактировать данные в вашем персональном аккаунте, такие как адрес сайта, ник и т.п. Письмо с активацией придет в ящик, указанный при регистрации.)

(обязательно)