12 Июля 2010

Аналогия Георга Филиппа Телемана

Немецкий композитор Георг Филипп Телеман (1681-1767) написал свои первые фуги – полифонические композиции, основанные на развитии одной темы, по аналогии с фугами Иоганна Кунау. В. Рабей в книге «Георг Филипп Телеман» (1974), говоря о том, что однажды между Телеманом и Кунау возникли разногласия по поводу характера создаваемой Телеманом музыки, пишет: «Тем не менее, Телеман учится у Кунау мастерству полифонической техники, в чем сам признается: «Перо превосходного господина Иоганна Кунау служило мне образцом в фугах и контрапунктах» (Автобиография 1739 года)».

Г.Ф. Телеман, работая над своими многочисленными музыкальными сочинениями: сонатами, концертами, оркестровыми и клавирными сюитами, по аналогии использовал в них польские и чешские (ганские) народные мелодии, с которыми он познакомился, когда посетил древнюю столицу Польши – Краков. В. Рабей в книге «Георг Филипп Телеман» (1974), характеризуя основные этапы творчества немецкого композитора, повествует: «В последующие годы (1705-1707) Телеман, будучи в должности капельмейстера при дворе графа Эрдмана фон Промнитц в Зорау (ныне польский город Зары), по долгу службы сопровождает своего патрона во время летних поездок в поместья последнего, расположенные в Верхней Силезии, посещает с ним древнюю столицу Польши – Краков. Здесь он неожиданно открывает для себя музыку западно-славянских народов – польскую и ганацкую (от слова «ганак», то есть житель Моравской Ганы, области нынешней Чехославакии), о которой отзывается с неподдельным восхищением. Это соприкосновение с новой для него музыкальной стихией оставило глубокий след во всем творчестве композитора. Много лет спустя Телеман в своей автобиографии подробно рассказывает о впечатлении, которое произвела на него игра народных музыкантов…» (В. Рабей, 1974). Далее В. Рабей детализирует свою реконструкцию истоков творчества Телемана: «Следует напомнить о плодотворном воздействии польской народной музыки. Освежающая струя славянской мелодики и ритмики вдохновляла Телемана, как и других немецких композиторов его эпохи, шедших по пути преодоления традиций «музыкального барокко» и формирования нового, классического стиля. Непосредственное отражение славянских влияний мы находим в таких произведениях, как две «Польских трио-сонаты», два «Польских концерта» и «Польская партита» (последняя сохранилась в виде лютневой табулатуры), а также в отдельных частях оркестровых и клавирных сюит, написанных в характере польского танца (обычно мазурки)» (В. Рабей, 1974). Ромен Роллан в очерке «Автобиография одной забытой знаменитости», который содержится в его книге «Музыкальное путешествие в страну прошлого» (Собрание сочинений, том 17, Ленинград, 1935) цитирует Телемана, который так высказывается о заимствовании польского музыкального фольклора: «Мне приходилось слышать до тридцати шести волынок и восьми скрипок вместе. Трудно поверить, что за необычайная фантазия у игроков на волынках или скрипках, когда они импровизируют во время отдыха танцующих. Если приняться записывать, то можно за восемь дней запастись идеями на всю жизнь» (Р. Роллан, 1935).

Оставьте комментарий!

Не регистрировать/аноним

(Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.)

Комментатор/хотите зарегистрироваться

(Для регистрации укажите пароль и свой действующий email. Связка email-пароль позволяет вам комментировать и редактировать данные в вашем персональном аккаунте, такие как адрес сайта, ник и т.п. Письмо с активацией придет в ящик, указанный при регистрации.)

(обязательно)